?

Log in

No account? Create an account

kayleeft


Блог Ардалиона Дронова


Ян Рицема: манифест школьной революции
kayleeft
Новость на Newsland: Ян Рицема: манифест школьной революции

Все, кто имеет хоть какое-то отношение к школьному образованию, понимают, что его давно пора менять — причем самым радикальным образом. 

 Но кто же начнет наконец делать что-то новое? Стоит ли рассчитывать при этом на поддержку родителей учеников? Как должны быть устроены школы будущего? На эти и другие вопросы ответил основатель проекта RadicalSchoolChange Ян Рицема, сформулировав практически манифест образовательной революции. Нам показалось, что его мысли подходят не только просвещенной Европе - многие болячки системы образования там точно такие же, как и у нас.
 
Революция-2015

Надо отдавать себе отчет в том, что модель, по которой сегодня происходит обмен знаниями между учителями и учениками, возникла в индустриальную эпоху. Мир колоссально изменился с тех пор, а в школах продолжают делать вид, что все по-прежнему и по-прежнему готовят к выпуску рабочую силу для фабрик. Главные навыки, которые приобретаются за годы такого обучения, — способность к полному повиновению и умение повиноваться синхронно.

Кто-то может возразить, что существуют и более удачные примеры организации обучения, но для большинства школ (как государственных, так и частных) основным структурным элементом является класс. Ко всем его ученикам обращается один и тот же учитель с общей для всех тирадой, которую все должны усвоить в одно и то же время. Вдумайтесь, в XIX веке такая система была закреплена, потому что она лучшим образом готовила к последующей работе на сборочном конвейере. С тех пор она не изменилась.

Сегодня все, кто имеет отношение к школьному образованию — учителя, ученики, их родители и даже чиновники из министерства образования — понимают, что старая система больше не работает. Признаем честно, она уже давно просто контрпродуктивна. Известные примеры агрессии, ставшей во многих школах обычным делом, — лишнее тому доказательство. Нам хочется вернуть неконфликтный по своей природе процесс обмена знаниями из зоны военных действий на мирные территории.

Несмотря на то что все участники образовательного процесса осознают необходимость радикальных перемен, едва ли кто-то из них сам по себе начнет предпринимать решительные шаги. Мы уверены, что с подобной инициативой никогда не выступят чиновники из министерства образования, потому что они навечно закованы в рамки закона. Учителя молчат, потому что боятся потерять и без того тяжелую работу. А родители — пока верят, что в школе их дети находятся в безопасности, словно в яслях, — не пошевелят и пальцем. Поэтому единственный, у кого еще есть революционный потенциал, — это сами школьники 12—17 лет. Они ничего не потеряют, если решат разрушить информационную тюрьму, в которой к ним относятся, как к скоту, и из которой они выходят обозленными и презирающими всех вокруг.

Наша главная задача на ближайшее время — развивать альтернативные модели для современного обмена информацией между учителями и учениками, пытаться пробовать их на практике. Если эти окаменелые институции не будут давать экспериментам хода, мы ответим революцией. Если через три года ничего не изменится, в ноябре 2015 года ученики старших классов в Европе начнут протестовать и не вернутся в школы до тех пор, пока в них не случится настоящих перемен.
 
Не инструкторы, а консультанты

Все, кто поддерживают нашу идею, могут принять участие в ее разработке. Сделать предстоит очень многое. Во-первых, нам нужен интегральный план — в нем будут отражены новые принципы, по которым должно быть построено образование будущего, а также предложены проекты правовой базы для их реализации. Мы не хотим создавать какую-то одну каноническую модель обмена знаниями, наоборот: чем больше найдем разных вариантов, тем лучше. Спектр огромен — от нового статуса учителя до предоставления школьникам полной свободы выбирать, что, как и когда они хотят изучать сами.

Учителя больше не будут инструкторами, которые решают, какая информация и в каком количестве в данный момент впихивается в учеников. Следуя за идеями Жака Рансьера из книги «Невежественный учитель», они станут, скорее, консультантами, способными в нужный момент дать совет. Именно совет, а не замечание человека, который лучше тебя знает, что тебе нужно, и не приказы, которым ты обязан следовать во что бы то ни стало. Совет предполагает сослагательное наклонение — именно в этой свободе его ценность.

Сама школа, по нашей идее, должна стать местом, наполненным знаниями, которые школьники могут получить разными способами: самостоятельно или консультируясь с учителем, или же при помощи компьютерной техники и информационных технологий. Чтобы представить себе это, подумайте о разных профильных библиотеках, оборудовании для экспериментов в области естествознания, гимнастических снарядах, учебных издательствах и радиостанциях, пространстве для проведения всевозможных мастер-классов. Все это — вместе и в открытом доступе для каждого.

В новых школах учителя больше не будут терять времени на инструктаж классов. Они станут помогать ученикам осваивать еще незнакомые им технологии и устройства — не ради того, чтобы держать школьников под контролем, а для того чтобы эти технологии и устройства были использованы по максимуму. Школа станет местом, где новое поколение сможет реализовывать свои собственные проекты, востребованные в обществе уже сейчас.

Перестать находиться в отрыве от реальности — это, пожалуй, главное изменение, которое должно произойти со школьным образованием как можно скорее. Как этого достичь? Например, используя английскую практику школ-студий, организованных по ренессансной модели. Когда разрабатывали эту концепцию, в первую очередь, учитывали мнение самих подростков и думали о том, что они бы предпочли делать, вместо того чтобы сходить с ума от скуки за партой. Какие, вы думаете, были ответы? Никогда не догадаетесь — одни хотели заниматься в школе журналистикой, другие — оказывать нуждающимся медицинскую помощь, третьи — развивать местный туризм. Все это — реальные профессии, и через такую работу дети могут научиться большему, чем на каком-нибудь уроке.

Взять крепость

Конечно, чтобы решиться на подобные изменения, надо перестать думать о школе как о крепости, где дети находятся под защитой и где их постоянно от всего оберегают. Именно из-за того, что мы поставили безопасность во главе угла, школа реализует это желание взрослых посредством жесткого режима и почти что полного ограничения свободы школьников. Законодательная ответственность за безопасность жизни учеников не должна больше тяжелым грузом лежать на школе. Ответственными за себя должны быть сами ученики — и их родители.

Сегодня мы все чаще сталкиваемся с такой ситуацией, что ученики сами гораздо лучше знают и чувствуют, в каком именно направлении они хотят развиваться. Классическое школьное образование ориентированно на несуществующих усредненных детей, поэтому реальным детям от него так часто бывает скучно. К тому же они понимают, что попросту теряют в школе время, которое могли провести с гораздо большей пользой. А как вы знаете, в школах сейчас такая нагрузка, что ни на какие полезные дополнительные занятия у учащихся ходить уже и вовсе не получается. Но интернет и современные компьютерные технологии могли бы позволить им специализироваться на чем-то интересном прямо школе.

«Наша главная задача на ближайшее время — развивать альтернативные модели для современного обмена информацией между учителями и учениками, пытаться пробовать их на практике. Если эти окаменелые институции не будут давать экспериментам хода, мы ответим революцией»

В новых школах должны прийти к расширенному пониманию того, что такое знания. Знания — это не параграф из государственного учебника. У каждого ученика может быть свой список литературы и свои ресурсы для получения знаний — в зависимости от того, в какой области он хочет потом работать. Здесь все должно зависеть от ответа на вопрос: каким образом он бы хотел и мог внести вклад в развитие общества? Новые школы (или, как мы их называем, центры передачи знаний) будут мотивировать учеников искать свой путь, следовать своей уникальности, потому что никаких усредненных детей, повторим еще раз, в природе нет.

Для реализации нашей идеи не нужно будет нанимать в школу каких-то абсолютно новых учителей. Важно, чтобы сегодняшние учителя пересмотрели свои методы и готовы были из надзирателей превратиться в помощников. В новых школах дети гораздо больше будут работать самостоятельно, и задача учителя будет заключаться в том, чтобы помогать им только в том случае, когда они попадают в информационный тупик. Помощь нужна школьникам, только когда они ее просят и действительно в ней нуждаются — кстати, это правило значительно облегчит работу самих учителей.

Академия Хана показала нам: самостоятельное образование может быть доступным каждому. Именно благодаря Академии Хана ни у кого не осталось сомнений, что в интернете люди готовы щедро делиться своими знаниями, готовы помогать друг другу. Теперь абсолютно очевидно, что надо перестать консервировать школы в собственном соку и открыть их для общения с миром, что, для того чтобы получить знания, можно слушать не только своего школьного учителя-инструктора, но и тысячу других людей со всего света. Впрочем, этот и другие подобные проекты очень важны для нас как символы, но в реальности они почти никак не могут преобразить существующие школы, подчиненные государству. Изменения должны осуществить мы сами, мы все — ученики, родители, учителя, политики, и действовать нужно будет бескомпромиссно.

Как сказал сэр Кен Робинсон: «Нашим школам необходима образовательная революция, чтобы они наконец стали чем-то большим, чем просто школы!»
 
Резолюция

Наша цель — подготовить проект радикального изменения системы школьного образования, пробовать разные модели таких преобразований на практике, собирать сторонников этой идеи во всем мире, которые будут бороться за ее реализацию, и, если потребуется, проведение революционных акций против старой школьной тюремной системы.

— Нам нужно разработать новые законодательные нормы в области образования.
— Нам необходимо разработать много различных моделей обмена знаниями для самых разных новых школ. Эти модели будут интегрировать всех школьников, никто не должен чувствовать себя в новых школах изгоем. Каждому будет предоставлена возможность развиваться в том направлении, в котором он сам считает нужным.
— Нам нужно разработать много новых образовательных курсов свободных программ, задачей которых будет развивать современные жизненно важные навыки.
— Необходимо переосмыслить фигуру учителя в новых школах.
— Мы должны связаться со всеми уже существующими школами и пригласить их присоединиться к нашему движению.
— Мы должны разработать финансовый план, искать финансовую поддержку.
— Мы должны пробовать новые модели обучения на практике.
— Мы должны разработать также научную базу, вести критические исследования происходящего как в сегодняшних школах, так и в тех экспериментальных школах, которые мы сами будет устраивать.
— Мы должны начать активную информационную кампанию.


Россия как второй Гондурас
kayleeft
Новость на Newsland: Россия как второй Гондурас

В 90-х годах Россия решила осчастливить русских граждан Украины трансляцией «Русского радио». Наряду с рекламой и ретрансляцией передач «Голоса Америки» и других западных радиостанций, у них была постоянно повторяемая фирменная хохма: «Что лучше, колымить в Гондурасе или гондурасить на Колыме?». Всё это произносилось в исключительно хамской тональности, порождая ненависть и к России, и к её Сибири, и ко всему русскому. Всех «дорогих россиян», которые сегодня наивно удивляются, почему миллионы русских граждан Украины дружно голосуют за «оранжевых», я переадресовываю к дирекции «Русского радио». Оно в очень значительной степени ответственно за нашу ситуацию. 

Хохма эта отражает и невежество. Идеологическая установка у нас была такая: пока СССР и США противоборствуют, все прочие страны должны, раскрыв рот, смотреть за нашей борьбой, и нам неинтересно, что происходит в далёких маленьких странах. США напротив, всегда внимательно интересовались даже самыми отдалёнными уголками мира и нюансами тамошних взаимоотношений между регионами, племенами, кланами... Чья внешнеполитическая концепция выдержала проверку времени - общеизвестно.     

С 50-х годов Гондурас считался «Республикой Пентагона». Отсюда было организованы вторжения и в Гватемалу в 1954 г., с целью свержения прогрессивного президента Арбенса, и на Кубу в апреле 1961 г. В 80-х годах страна служила базой никарагуанских «контрас». Политическую жизнь фактически контролировали не столько президенты или партии, сколько армия.

В начале 1983 г. власти революционного Никарагуа неожиданно узнали, что на территории их страны Революционная партия центральноамериканских трудящихся (PRTC - троцкисты) готовит большой отряд гондурасских партизан. В узком кругу сандинистского руководства начались ожесточённые, хотя и секретные дебаты: что будем делать?

С одной стороны, до победы своей революции сандинисты приветствовали приход в их ряды добровольцев-интернационалистов. В частности, там воевал Манюэль Федерико Кастильо, один из основателей PRTC. Недопущение рейда PRTC было бы предательством революционной идеи интернационализма. Кроме того, Гондурас уже стал базой для рейдов «контрас» на территорию Никарагуа, так почему бы не ответить ему тем же? С другой стороны, этот рейд могло ещё более обострить отношения Никарагуа с США.

Подобная дилемма всегда стоит перед революционными государствами. В мае 1992 г. Приднестровье, созданное незадолго до того Интердвижением Молдовы, было атаковано кишинёвским режимом и жалобно взвыло о помощи. Самую значительную поддержку оно получило отнюдь не от казаков, не от России Ельцина, а от своих кишинёвских друзей. 

Выполняя секретную просьбу руководства Приднестровья, которое осталось без лекарств, нечем было лечить раненых, оптовые аптечные склады Кишинёва были разграблены. Кишинёвские «интера» на своих Жигулях, загруженных лекарствами, по ночам с риском для жизни пересекали «границу» и возвращались назад груженные пачками приднестровских газет, которые тысячами (!) в разгар боевых действий (!) распространялись среди бела дня на улицах Кишинёва. Мобилизацию населения Молдовы удалось в значительной степени сорвать, в том числе и при помощи созданного Интердвижением легендарного «Союза пацифистов». Службы тыла саботировали решения властей, секретные планы генштаба в тот же день ложились на стол военным руководителям Приднестровья, кишинёвская армия была деморализована. Некоторые «интера», перебравшись через границу, участвовали в войне на стороне Приднестровья, пряча, в отличие от российских казаков, лица от фотоаппаратов и скрывая откуда они – после войны надо было, не оставляя следов, вернуться в правобережный ад, к своим семьям.  

После перемирия, в середине 1992 года, в разгар вызванного поражением шабаша в Молдове, руководства Интердвижения направило в Приднестровье на своём бланке письменный запрос: если у нас начнётся бойня, даст ли Приднестровье убежище руководству и членам их семей? Вскоре из Приднестровья пришёл ответ, тоже в письменном виде: ни вам, ни вашим семьям мы убежища не предоставим – во имя высших интересов нашей республики, разумеется. Затем Смирнов вновь и вновь вколачивал гвозди в гроб для всех правобережных «интеров», постоянно повторял свою чудовищную глумливую фразу: «За Днестром для нас земли нет!».

Чуть позже в Приднестровье для установления контактов приехала делегация воюющей Сербской Краины. С чем она приехала, с тем и уехала: «Нам не до вас, у нас свои архиважные проблемы!». 

Ещё древние знали: если ты кого-то предал – предадут и тебя, если ты поможешь в трудную минуту, помогут и тебе. Сегодня никто не будет помогать или не признавать Приднестровье, которое само никогда никому не помогало. И в случае новой заварухи, его теперь будет спасать, как и пророссийскую когда-то Аджарию, разве что патриарх Кирилл своими молитвами в храме Христа Спасителя. 

Сандинистское руководство Никарагуа, после долгих споров, эту дилемму решило противоположным образом - во имя интернационализма оно не стало мешать экспорту революции в Гондурас. Более того, согласно западным СМИ, оно, якобы, передало этому отряду какое-то снаряжение, оставшееся после Сомосы. Сегодня, во имя того же интернационализма, прогрессивные силы всего мира помогают сандинистам.

В июле 1983 года отряд в составе 96 человек пересёк границу и скрылся в джунглях гондурасской провинции Оланчо в малонаселённом районе реки Патука. Им руководил главный идеолог и Генеральный секретарь PRTC Хосе Мария Рейес Мата (Jose Maria Reyes Mata). Врач по образованию, он в своё время был личным секретарём Че Гевары.

Политруком отряда являлся американский католический священник-иезуит (этот орден особенно поддерживает левую «теологию освобождения»)  Джемс Францис Карней (James Francis Carney), известный под военным псевдонимом «Гваделупа». Он родился в 1924 году в США, во время Второй мировой войны служил солдатом во Франции и Великобритании. С 1961 года работал миссионером в Гондурасе, в 1974 году отказался от гражданства США и принял гондурасское, которого его лишили в 1979 г. за подрывные идеи проповедей. После этого его выслали из страны, и Никарагуа предоставила ему политическое убежище, там он и принял решение участвовать в борьбе за освобождение Гондураса. 


Джеймс Карней, настоящий священник...

В сентябре отряд попал в засаду и был разгромлен. Согласно официальной правительственной сводке, часть партизан погибла, часть была захвачена в плен, часть якобы пропала без вести: «они, возможно, умерли от голода, скрываясь в горах». В числе пропавших фигурирует и Джемс Карней. Однако свидетельства очевидцев, а также некоторые рассекреченные документы американского ЦРУ дают иную картину. 

Дезертировавший из гондурасской армии Флоренсио Кабаллеро, бывший член эскадронов смерти, ныне политэмигрант в Канаде, рассказывает, что они взяли в плен Карнея 15 сентября. Позже он видел его в подвале лагеря никарагуанских контрас «в очень плохом состоянии», его пытали. Решение о расправе над ним принял гондурасский генерал Густаво Иварез Мартинез в присутствии американских военных и представителя ЦРУ – «мистера Майкла». Через несколько часов Джемса Карнея сбросили с вертолёта где-то над гондурасскими джунглями. Его автобиография была издана посмертно под заголовком: «Быть христианином – значит быть революционером». 

В 80-х годах в Гондурасе появились и другие революционные группы. Крупнейшей из них было Движения национального освобождения им. Синчонеро (погибший лидер XIX века), известное своими дерзкими акциями. В частности, был осуществлён успешный захват самолёта, в результате чего власти вынужденно освободили ранее арестованных революционеров, в январе 1989 г. был убит генерал Густаво Иварез Мартинеза. Однако можно отметить значительно более низкий уровень активности революционеров Гондураса по сравнению с их товарищами из Сальвадора и Гватемалы. В начале 90-х, в связи с нашей изменой и предательством всех и вся, революционеры Гондураса были вынуждены прекратить боевые действия. Согласно мирным соглашениям власти объявили им амнистию. 

Сегодня в Интернете можно посмотреть видеорепортаж ВВС по следам партизан в джунглях Гондураса. На территории страны открывают всё новые и новые тайные захоронения жертв массовых убийств эскадронами смерти левых активистов в 80-х годах.  

Тогда правительство Рейгана выделило для профилактики революционной войны в Гондурасе, где проживало всего 4,5 млн. человек, экономическую помощь, перед которой, в расчёте на душу населения, блекнет и ленд-лиз, и пресловутый «план Маршалла». 

Что может породить полностью открытая рыночная экономика, распахнутый настежь рынок США, либеральная демократия, отсутствие масштабной партизанской войны, плодородная земля, звание крупнейшего в мире экспортёра бананов, массированные иностранные капиталовложения? В сочетании с неслыханной, умопомрачительной экономической помощью США? Правильно, только средневековую отсталость и нищету! 

Нынешний Гондурас по национальному доходу на душу населения являются третьей, с конца, страной Латинской Америки, богаче него даже многострадальные Сальвадор и Гватемала.

Проститутки-трансвеститы на улицах Тегусигальпа, столицы Гондураса

Дрессировщики знают: выдрессировать крокодила для работы в цирке невозможно в принципе – его генетический код не позволяет это сделать. Политологи знают: развитие страны невозможно в принципе, если в фундаментальные основы её функционирования заложен заведомо неверный и порочный генетический код развития.  

В ноябре 2005 года новым президентом Гондураса был избран Манюэль Зелайя. Вначале, как казалось, ничто не предвещало беды для олигархии. Он происходил из очень богатой семьи, был женат на дочери генерала, являлся членом либеральной партии и до своего избрания в радикально левых взглядах замечен не был. Но придя к власти, Зелайя изумил всех, став другом Уго Чавеса и врагом богачей, провёл в стране ряд реформ в пользу народа. 28 июня 2009 г. олигархия свергла Зелайя под предлогом его желания внести изменения в конституцию: «Наша страна свято чтёт свою конституцию». 

В день его выдворения из страны проститься и выразить ему моральную поддержку пришло 400 тыс. человек, при населении в 7 млн. 





Олигархический переворот совпал с мировым кризисом, прекратилась венесуэльская помощь, экономика оказалась в нокауте. Новая «власть» оказалась слабой и беспомощной. В условиях вроде как формальной «демократии» сумели продолжить работу финансируемые Уго Чавесом антиолигархические СМИ, например, радио «Глобо». Гондурас забурлил. Как и в 80-е годы, «заработали» эскадроны смерти, однако народ потерял страх. Перепуганная олигархия сегодня дала задний ход и несколько недель назад власти разрешили вернуться в страну свергнутому президенту и создать свою партию.

Закончу про большую политику, расскажу о личных впечатлениях.

Мне нужно было по пути из Никарагуа в Сальвадор транзитом пересечь Гондурас. Весной 2009 г. четыре страны Центральной Америки в рамках проводимой центральноамериканской интеграции одновременно ликвидировали визы для выходцев из республик СССР, пережиток страха перед «коммунистическими агентами». Позже появилась информация о том, что Гондурас вроде снова ввёл для нас визы, но в русском Интернете это опровергалось…

Никарагуанско-гондурасская граница. Пограничник с интересом посмотрел мой украинский паспорт и проверил в своём компьютере: «Мистер, у вас проблема – с 12 августа 2009 г. вам снова нужна виза!». Я понял, что тоже стал жертвой олигархического переворота. После него, в рамках «зуда законотворчества», парламент сразу отменил все законы, принятые при Зелайя, включая визовый режим. При этом никто не вникал в то, что лишь ничтожное количество украинских граждан посещает Гондурас и они давно уже не коммунистические агенты. 

На подобный случай существует сценарий поведения, много раз перечитанный мною на одном из французских сайтов. Моё лицо выразило грусть. Пограничники тоже мне посочувствовали. Я не торопился уходить. Они тоже меня не гнали, были дружелюбны. Один из них захотел посмотреть мой паспорт. Я показал ему оба, старый содержал множество солидных экзотических виз и штампов, из чего было понятно, что я не новичок заграницей и знаю, что, где и почём. Мы взаимно понимающе улыбались. По сценарию тут было бы самое время угостить пограничников хорошими сигаретами, но, к сожалению, я не курю. Мне попросили подождать. Потом один подошел ко мне и написал на ладони цифру: «50», то есть долларов. Я ответил: Si!, то есть «да». Пограничник куда-то позвонил, получил разрешение, мне выписали квитанцию на 30 долларов за право на форс-мажорный транзит, вопрос был решён. Французы, писавшие сценарий, были опытными и мудрыми путешественниками. 

Позже, в Сальвадоре я разговаривал на этот счёт с Пабло Альваренга, региональным лидером сальвадорских партизан с 1970 года:

- Думаю, что и эти тридцать долларов по квитанции  тоже ушли в карман, а копию её они выбросили.
- Вполне вероятно, у нас именно так всё и делается.


К пограничникам у меня претензий нет. Мужики не виноваты в том хаосе, который воцарился в их стране, они понимают, что жизнь должна идти своим чередом и оперативно решили нужный вопрос по вполне разумной цене.  

Выйдя от пограничников, я увидел стоящий рядом тяжёлый грузовик. Единственное направление, куда он мог ехать по этой трассе, был Сальвадор, и я попросил подвезти.

Как ГАИшники берут дань, мне рассказывать не надо, но так, как это делают в Гондурасе, я ещё не видел. Грузовик останавливают. Не покидая своего кресла, шофер молча протягивает удостоверение и водительские права, а между ними вкладывает ту или иную купюру, в зависимости от чина того, кто его останавливает. Ему без лишних слов всё тут же возвращают, но без купюры, за три часа пути так было раз восемь. Он мне объяснил: 

- Самая коррумпированная страна региона…


Два десятилетия назад вышла нашумевшая статья Ф. Фукуямы «Конец истории». Мол, либеральная демократия является, как он писал, «конечным пунктом идеологической эволюции человечества». То есть эти полицейские, подобно гиенам стоящие в засаде на дорогах либерально-демократического Гондураса, который так свято чтит свою конституцию, и есть «окончательная форма правления в человеческом обществе» и «конец истории»?


Дело о продаже секретных карт Минобороны направлено в суд
kayleeft
Новость на Newsland: Дело о продаже секретных карт Минобороны направлено в суд

Генпрокуратура РФ передала в суд уголовное дело о продаже секретных топографических карт России в Минобороны США.

Официальный представитель Генпрокуратуры РФ Марина Гриднева, заявила сегодня, что заместителем генпрокурора России Виктором Гринем сегодня было утверждено обвинительное заключение по делу Владимира Лазаря, которого Следственное управление ФСБ России подозревает в государственной измене в форме шпионажа, сообщает ИТАР-ТАСС.

Представитель прокуратуры уточняет, что речь идет о продаже в 2008 году более 7 тысяч электронных изображений топографических карт территорий РФ, вывезенных заграницу.